21.07.2020 02:07, Галина Сухарева
Эта работа члена Союза Фотохудожников Игоря Алпатова участвовала в Ежегодной петербургской международной фотовыставке Городской пейзаж 2018 (организатор - творческая групп АРТ-ПЕТЕРБУРГ).
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #доходныедома #любимыйдом #галереяисторий #Алпатов
18.07.2020 02:05, Дом Бака
Мир глазами детей Кирочной, 24 в 1950-60е гг.
Элла Фельдман: «Мы часто бегали по Чернышевского от Невы, там на углу Шпалерной, есть церковь (Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»), она была тогда салатной с зеленым куполом, и, если перейти на другую сторону Чернышевского, то видно, что купол заканчивается полукругом, напоминающим огромный рот, а выше его два полукруглых слуховых окна, будто выпученные глаза. Возвращаясь вечерами домой, когда уже стемнело, мы переходили на ту сторону Чернышевского, где метро, чтоб быть подальше от лягушки, и бежали очень быстро. Но кто то обязательно кричал: «Ой, сейчас схватит!» и мы мчались, сломя голову».
Это надо же заметить и придумать такую страшилку?:)
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #любимыйдом #доходныедома #галереяисторий #детство #детскиеигры
17.07.2020 14:05, Дом Бака
Друзья!
Мы набираем группу на экскурсию.
Завтра в 12-00
Присоединяйтесь!
Экскурсия платная. Все собранные средства мы традиционно направляем на реставрацию и содержание дома.
16.07.2020 02:05, Дом Бака
В Воспоминаниях, Георгий Оттонович фон Раух говорит о сыне Георгии с нежностью и гордостью: «мой сын, молодой офицер». Наверное, сожалел, что юность у его мальчика получилась такой суровой.
Выпущен из Пажеского корпуса в Лейб-гвардии Кавалергардский полк 1 октября 1914 г. В действующей армии уже с декабря 1914 г. 13 августа 1915 г. за конную атаку во главе своего взвода награжден орденом Св. Владимира 4й степени с мечами и бантом. После февральской революции кавалергарды были распущены и его откомандировали в авиацию на Румынский фронт, где он и оставался до всеобщего расформирования армии.
В конце мая 1918 приехал с Петроград к родителям, которые его шесть месяцев не видели. После непродолжительного ареста в начале июня, работал в артели по перевозке квартир и переноске мебели, которую организовали молодые офицеры. Их арестовали во время перевозки коллекции старинного оружия. Снова — Гороховая, но — чудо — Урицкий узнал его (помнил по первому аресту) и распорядился отпустить.
А вот после убийства Урицкого в городе по участкам стали собирать сведения об офицерах и их арестовывать. Арестовали и Георгия Рауха. Успел посидеть в Крестах, потом перевели в Кронштадт, где офицеров держали на барже. И снова удача — освободили, приняв за прибалтийского немца — помогла фамилия. Удалось выехать на юг по австрийскому паспорту.
О его дальнейшей судьбе читаем в замечательном исследовании Юлии Копытовой «Фотография из семейного альбома», по материалам русского военно-исторического журнала белоэмигрантов «Военная Быль»: «В 1919 г. вернулся в строй Кавалергардского дивизиона в Крыму. Участвовал в боях под Глуховым, Рыльском, после которых вступил в командование эскадроном. Во время отхода конного корпуса генерала Барбовича за Дон, участвовал в боях под Харьковым, и в прикрытии отхода за Дон, в Задонских степях в зимних конных боях, у Койсуга и при вторичном взятии Ростова, вплоть до отхода в Крым. В 1920 г., после операции аппендицита вернулся в строй и вновь принял эскадрон. 9-го ноября 1920 г., после ранения командира, вступил в командование Гвардейским кавалерийским полком и повел его в третий раз в конную атаку на Литовском полуострове, на занятые красными окопы. Перескочив окопы, атака захлебнулась на проволочном заграждении. Во время атаки на самой проволоке, Раух был ранен тремя ружейными пулями в бок, ногу и плечо.
Эвакуированный в Константинополь, после выздоровления, он поступил на службу в английское нефтяное общество в Ливане. После выхода в отставку, переехал в Париж, где был переводчиком при министерстве внешней торговли, главным образом при переговорах с разными делегациями СССР. Он неоднократно ездил с французскими промышленниками и торговыми группами в Москву, Воронеж, Ташкент, на Кавказ и в Петроград. В последнем ему удалось посетить Пажеский корпус, в котором находится Суворовское военное училище и видеть полковые казармы на Захарьевской улице. (Не знаю, счастье это было или боль - пройти по Кирочной, посмотреть на окна родительских квартир...) Все эти поездки, во время которых ему пришлось встречаться не только с крупными официальными правительственными лицами, но и с простыми обывателями, не могли не произвести на него сильного впечатления. Скончался в пригороде Парижа, в клинике Сан-Клу, после непродолжительной, но очень тяжелой болезни 11-го августа 1971 года. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в общей гвардейской могиле».
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #доходныедома #любимыйдом #галереяисторий #жителидома #Раух

Георгий Георгиевич фон Раух (1895-1971) ЦГИА СПб. Фонд 458. Опись 1. Дело 2093
Файл «ЮлияКопытова.pdf»
14.07.2020 02:05, Галина Сухарева
Лидию Львовну, урожденную княжну Голицыну, выдали замуж совсем молоденькой, 18летней девушкой, за Павла Ивановича Шамшина, на 34 года ее старше. Брак этот закончился разводом, и в 1901 году она вышла замуж за (почти) ровесника, Георгия Оттоновича фон Рауха. Видимо, они давно были вместе и просто не успели оформить развод до рождения сына Георгия в 1895 году, поэтому потом пришлось оформлять усыновление, но я почти уверена, что 65-летний Шамшин не имел к ее сыну никакого отношения.
О жизни Лидии Львовны до революции почти ничего неизвестно. Считалась светской красавицей, занималась благотворительностью - помощница попечительницы школы Императорского женского патриотического общества в Петрограде. В Дневниках мужа упоминается, что подолгу находилась в Италии — лечила там головные боли. Наверное, они только усилились после революции. То, что ей пришлось пережить, довольно подробно описывает в воспоминаниях ее муж.
Когда первый раз арестовали и мужа, и сына, она нашла француженку- содержанку Урицкого, надеясь добиться освобождения с ее помощью. Та, правда, честно призналась, что влияния на Урицкого не имеет никакого и, скорее, повредит своим вмешательством. Но очень гордилась «вниманием такого великого человека». Пришлось Лидии Львовне и звонить в Москву Раскольникову, и ходить на личные приемы к Урицкому (Г.О. Раух называет их "безумными мечтателями" в воспоминаниях). Тот обращался к ней как-то по-лакейски: «мадам-с». Узнав, что фон Рауха удалось вывезти из Петрограда через немецкую комиссию по военнопленным, а не под конвоем ЧК, как он предлагал, Урицкий сказал; «Я-то, мадам-с, понимаю. Вам, конечно, было известно, что неугодные нам генералы иногда до своей цели путешествия не доезжают. Что же, бывает-с». Видимо, мужа планировалось убить «при попытке к бегству». Раух приводит такой трагикомический эпизод: Лидия Львовна хотела получить назад золотые часы мужа с массивной цепочкой. Сами часы Урицкий соглашался отдать, а вот цепочка по весу была больше разрешенного на вывоз золота. Был момент, когда Лидия Львовна тянула цепочку с одной стороны, а председатель Петроградской ЧК - с другой. И Урицкий таки перетянул чужую цепочку от часов!
Скоро новости о том, что муж занял видное положение в правительстве гетмана Скоропадского дошли до Петрограда и началась охота на его жену. В воспоминаниях фон Рауха сквозит удивление по этому поводу — мораль XIX века не вписывалась в век XX?
Единственная известная фотография Лидии Львовны сохранилась именно благодаря ее попытке легально уехать из Петрограда в сентябре 1918го — причиной отъезда указано «худосочие на почте систематического недоедания».
Оставаться на квартире стало небезопасно, и Лидия Львовна с дочерью арендовала флигель при госпитале, надеясь там спастись от ареста. Пришлось бросить свою коллекцию "голландцев" - Denner, Lucas Cranach, Simon de Vlieger (где-то они сейчас?), фарфор, мебель, книги. Уехали вовремя. Кухарка еще собирала оставшиеся вещи на старой квартире, когда туда пришли арестовывать хозяев. За неимением их - арестовали кухарку. Сидя в Крестах, той довелось поговорить с Великим Князем Николаем Михайловичем, он передал им через нее последний привет. После освобождения, преданная кухарка нашла их в Одессе.
Последним приютом в ставшем враждебным и опасном Петрограде стало австрийское посольство (особняк Бутурлиной на Сергиевской).
Лидия Львовна боялась выйти на улицу, ходила прогуляться со своей гувернанткой только 15летняя дочь Мария. Помогла дружба с женой датского посла — он организовал для Лидии Львовны паспорт на имя Паулины Герстен и в светлом парике, с 5 чемоданами вещей, Лидия Львовна с дочкой поехала на запад. Поезд остановился в Орше из-за новостей о революции в Австро-Венгрии, всех пассажиров стали сгонять в лагерь под Смоленском. Им удалось бежать с поезда, на простой телеге доехать до границы — там их ограбил извозчик, отнял все вещи. Потом они наткнулись на немецкие посты и их отправили в какой-то барак. Тут-то их нашел, наконец, сын Георгий и они вместе поехали в Минск.
Лилия Львовна умрет в 1933 году в Константинополе.
Ее дочь Мария —копия мать, видно даже на плохой фотографии — выйдет замуж сперва за чиновника анлийского МИДа в Константинополе, а после его смерти (он, тоже, как и первый муж матери, был намного старше жены) за своего ровесника, видного английского дипломата и станет Lady Roberts — родители бы одобрили.
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #доходныедома #любимыйдом #галереяисторий #жителидома #Раух #Голицины

Лидия Львовна фон Раух (1864 Турин -1933 Константинополь)
ЦГА СПб. Фонд Р-142. Опись 11. Дело 2071

Sir Norman (1893-1972) и Lady Maria Roberts (7 августа 1904-1971). Фотография с сайта ancestry.co.uk
11.07.2020 02:07, Галина Сухарева
Sic transit gloria mundi приходит на ум, когда стоишь у могилы Георгия Оттоновича фон Рауха на кладбище в тихом английском городке Farnham.
Может быть, что-то помешало дочери Марии установить памятник, может быть, это было желание самого Георгия Оттоновича, но могила его никак не отмечена. Похороны были под пение небольшого православного хора в декабре 1936 года, пару месяцев до этого он приехал в Англию вместе со своей дочерью из Константинополя, где они жили с начала 1920х гг. То ли виноват сырой английский климат после теплой солнечной Турции, то ли общее состояние здоровья (76 лет), но он заболел плевритом и умер в местной больнице. А какая была жизнь, какая карьера….
Сын героя русско-турецкой войны, потомственный военный, он был выпускником Пажеского корпуса и Академии Генерального штаба.
К нам, на Кирочную, семья переехала весной 1912 года, Георгия Оттоновича тогда назначили начальником 2й Гвардейской Кавалерийской дивизии. Был он в большом фаворе у Великого князя Николая Николаевича и считался одним из кандидатов на место Военного министра после отставки («нашего») А.Ф.Редигера — тот писал в Воспоминаниях: "Раух был давнишним приятелем великого князя. Он был человек очень способный, с громадным самомнением, нахал и с подчиненными груб; обладая большими средствами, он, говорят, в трудные минуты ссужал ими великого князя». И, действительно, в РГИА хранятся письма В.К. Николая Николаевича, адресованные Рауху, очень теплые, дружеские, с благодарностью за какие-то услуги.
Очень жаль, что не знаем, в какой именно квартире жили Раухи, наверное во 2й или 3й. Уехали на Кирочную д.45 кв.3 в конце 1917 года, видимо, любили нашу улицу.
В ГАРФ хранится 10 тетрадей воспоминаний Георгия Оттоновича. Одна из них — «Первая зима большевизма в Петрограде», полная любопытных житейских подробностей: "в домах действовали Домовые комитеты, которые собирались обязательно периодически и много рассуждали о всяких пустых материях. Но толку от них, конечно, не было никакого. В соответствующем комиссариате полагалось брать паспортную книжку. Все интересы и затруднения жизни вращались вокруг одного лишь вопроса питания и на этом приходилось сосредотачивать все свое внимание и всю свою изобретательность, чтобы добывать нужные продукты. Дороговизна жизни принудила значительно сократить штат прислуги и ограничиться лишь лицами женской прислуги. Весь день проходил в искании разных предметов продовольствия и в доставлении их незаметным образом домой. Говорю незаметно, ибо швейцары и дворники скоро стали для нас лицами подозрительными и ненадежными от которых из опасений доноса надо было скрывать принос провизии. Особенно трудно было с сахаром и мукой. Временами несколько страдало отопление, но мерзнуть не приходилось. Электричество и телефон действовали исправно. Мой городской автомобиль был конфискован в первые же дни" (наверное, из гаражей на нашем дальнем дворе, где сейчас общежитие).
23 марта 1917 Георгий Оттонович с женой посетили Петроградское Общество Взаимного Кредита и оставили на хранение в безопасной стальной кладовой 5 мест размером в два кубических аршина на срок шесть месяцев. Кроме документов по их имениям на юге России, там были и известные воспоминания Рауха о революции 1905 года с наказом опубликовать через 25 лет после его смерти и только с соизволения правящего Императора. Их опубликуют в Красном Архиве в 1920х. Волновало родителей и положение их сына Георгия, служившего в Яссах, в русском авиационом отряде: отец просил отъезжающего румынского посла Диаманди передать ему деньги — 500 рублей, немалая сумма по тому времени, и письмо. "Сын ничего не увидел. Чисто румынский образ действий" — прокомментировал Георгий Оттонович. Уже в эмиграции, он снова написал Диаманди, который к тому времени стал румынским послом в Париже - ответа не последовало.
Все старались получить разные паспорта. Раух, владелец обширных имений под Херсоном, обратился за паспортом к украинскому консулу, хоть тот и «боялся большевиков больше, чем мы, и заступаться за своих граждан не мог». Наоткрывалось много магазинов антикварных вещей, они напоминали музеи. Специальные пароходы приходили из Швеции для вывоза антиквариата. «Ужасно грустно было смотреть на эти операции, грустно сознавать, что, вот, уходят из России вещи, скопленные столетиями из рода в род. И все это уже навеки потеряно для России, какова бы не была ее дальнейшая история».
Вечером девятого июня 1918 года Георгий Оттонович сидел читал в кабинете. Жена была с сыном в своем будуаре, дочь с прислугой уже пошли спать. Около часа ночи — звонок на парадной двери. Арестовали мужчин — отца и сына, увезли на Гороховую, 2.
Жене удалось добиться освобождения и организовать отъезд мужа через германскую комиссию по обмену военно-пленными, которая работала в юсуповском особняке на Мойке. Читая воспоминания, видно, как его оскорбляло, что его, Георгиевского кавалера, всю жизнь служившего стране, фотографировали, будто преступника, в профиль и анфас, приговаривая, что разошлют эти фотографии всем приграничным пунктам, чтобы его могли узнать и никогда не пустить обратно.
На Украине он станет правой рукой гетмана Скоропадского. В 1920 году на пароходе «Габсбург» эвакуируется из Одессы в Турцию. В 1921 ездил в Берлин для выяснения позиции германского правительства в отношении белых армий. В1922 году избран товарищем председателя Русского комитета в Турции где жил, очень нуждаясь, долгие годы. Принимал активное участие в жизни русской общины, переживал за судьбу российской собственности за границей, писал мемуары.
На Украине его имя сохранилось в названии жд станции "Рауховка". Стоят еще и ворота семейного поместья Завидовка.
Очень надеюсь, что когда-то будут опубликованы те десять тетрадей воспоминаний, хранящиеся в ГАРФ.
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #доходныедома #любимыйдом #галереяисторий #жителидома #Раух #ГАРФ #Рауховка

Farnham, UK, кладбище, вдалеке часовня, в которой проходило отпевание.
09.07.2020 02:05, Дом Бака
Работа Фонда Внимание! по реставрации тамбуров и витражей дома Бака продолжается.
Поддержать самый красивый и масштабный проект Фонда в Петербурге можно здесь: https://fondvnimanie.ru/project/215/
«Богатые тамбуры первой и второй парадной дошли до наших дней с утратами. Деревянная обшивка тамбуров имеет дефекты, а напольная плитка частично стёрлась и раскололась.
Но самые большие потери — это сами двери. Согласно проекту мы расчистим от грязи и наслоений краски все деревянные исторические элементы — фрамуги, дверцы в технические помещения, обшивку тамбура и дверные коробки. Мы отреставрируем существующие двери и воссоздадим утраченные. Вернём все полотна на места и вставим в них стёкла с фацетом — именно такое остекление было изначально. Также в наш проект включена реставрация и докомпановка напольной плитки. А в верхней части тамбуров мы отреставрируем штукатурные и лепные элементы: расчистим от краски, укрепим и восполним утраты.
В проект реставрации вошли работы по восстановлению остекления второй парадной. Мастера приведут в порядок сохранившиеся элементы, при необходимости частично заменят свинцовые пайки и восполнят утраченные элементы.
Сейчас мы прошли второй обязательный этап — составление государственной историко-культурной экспертизы. В ней эксперты оценили предложенный проект реставрации и сам дом Бака.
Экспертиза подтверждает, что разработанный нами проект является обоснованным, соответствует требованиям охраны объектов культурного наследия и отвечает заданию КГИОП (петербургского Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры).
До получения разрешения на работы нам предстоит ещё несколько этапов согласования. Лишь после этого мы сможем приступить к реставрации».
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #доходныедома #любимыйдом #галереиисторий #фондВнимание #витражи #тамбур #двери #КГИОП
08.07.2020 02:07, Дом Бака
Дом Бака прощается с Белыми ночами-2020.
Фотография https://www.instagram.com/yasaharok/
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #доходныедома #любимыйдом #модерн #галереяисторий #лучшиефото
06.07.2020 03:07, Дом Бака
День рождения Анатолия Борисовича Мариенгофа - 6 июля 1897.
А умер он 24 июня - 6 июля по старому стилю в 1962 году.
Рюрик Ивнев: "Впервые я увидел Анатолия в 1918 году, когда зашел в издательство ВЦИК к директору, старому большевику Константину Степановичу Еремееву, бывшему редактору легального органа большевиков — газеты «Звезда» в Петербурге. В приемной увидел сидевшего за столиком молодого человека, совершенно не похожего на советского служащего. На фоне потертых френчей и галифе он выделялся своим видом и казался заблудившимся и попавшим в издательство ВЦИК петербургским лицеистом или гвардейским офицером. Черные лакированные ботинки, розовый лак на отточенных ухоженных ногтях, пробор — тоже гвардейский, и улыбка светского молодого человека….
Вскоре наше знакомство с Анатолием перешло в большую дружбу. Я понял особенности его характера и не обращал внимания на его нелепые выдумки, как, например, эпизод из «Романа без вранья», в котором один человек, приехавший из Африки, рассказывал о каком-то племени, где мужчина в случае измены жены съедал ее. И я, якобы, на это воскликнул: «Как это мило!»
Предположительно Шершеневич или Ивнев: "Ко мне подошел высокий молодой человек с очень красивым лицом. Его рост был мне личным оскроблением. Кроме Ангнивцева, я на всех смотрел сверху вниз. А ту пришлось задрать голову вверх. Познакомились. «Я - поэт Мариенгоф. Хотелось бы поговорить». Я о Мариенгофе почти ничего не слышал. Однако глаза, оленья доха и тихий, несколько поскрипывающий голос, располагали. Мы встретились в издательстве ВЦИК, где работал Мариенгоф, поговорили. Оказалось, что мы болели одной и той же мечтой. Повстречались еще раз и от этих встреч родился ребенок — имажизм…..
Толя был очень прост в жизни и величав в стихах. В спокойствии его строк есть какой-то пафос, роднивший его с Мандельштамом. Сложность стихов Мариенгофа - чисто внешняя».
С.Кара: « Я подружился с Мариенгофом в последние годы его жизни. Это был человек удивительно мягкий, тихий,скромный всегда подтянутый, сдержанный. О своей шумной, озорной молодости неизменно рассказывал в язвительно-историческом тоне. Он очень болел, ныли ноги, плохо подчинялись. Но он никогда не жаловался. Высокий, стройный, он ходил легким шагом, едва опираясь на гибкую, ненадежную палочку».
Михаил Козаков: "Прозвище дяди Толи — «Длинный». Он и в самом деле был длинный и худой. Папа маленький и округлый. Пат и Паташон. После войны у них были темные выходные костюмы из материала в полоску. Когда папа умер, он лежал в гробу в этом своем лучшем костюме, а дядя Толя, приехавший с тетей Нюшей из Питера в Москву проститься с другом, тоже был в своем лучшем. Потом он сказал: «Это только я так мог, оказаться в том же…»"
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #петербург #жителидома #любимыйдом #Мариенгоф

Якулов Георгий Богданович
Рисунок. Портрет А.Б.Мариенгофа. Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный литературно-мемориальный музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме" https://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=3923297
04.07.2020 02:07, Дом Бака
А вот тут мы с вами еще не были. Благодаря Николаю Гущенскому, можем посмотреть, как выглядят изнутри купола дома Бака. В документах КГИОПа их называют "шатровые завершения".
#кирочная24 #домбака #воздушныегалереи #петербург #доходныедома #любимыйдом #лучшиефото